БАШКИРЫ ОТСТОЯЛИ ГОРУ КУШТАУ! ОТВЕТ ГЛАВЫ БАШКИРИИ!

8

БАШКИРЫ ОТСТОЯЛИ ГОРУ КУШТАУ! ОТВЕТ ГЛАВЫ БАШКИРИИ!

На поездку и развитие канала - https://www.donationalerts.ru/r/misha199955 или 4276 4000 6054 1779(СБЕРБАНК) Мой канал - https://www.youtube.com/c/ko4abro Мой инстаграм https://www.instagram.com/ko4a_mikhailnegmatov/ Мой вк https://vk.com/ko4abro Моя почта negmatov2017@mail.ru Поставь лайк этому видео, подпишись на канал, нажми на колокольчик, напиши пару комментариев и поделись этим видеороликом со своими друзьями - это поможет развитию канала !)| ----------------------------------------------------- #Куштау #Башкиры #Гора #шихана #отстояли #Глава #Башкирии #Радий #Хабиров #Ишимбайском #районе #восстание #революция #Путин #Навальный #Бой #конституция #Владимир #Россия #новости #политика #государство #коррупция #ПоФактам #президент #власть #оппозиция #СМИ #коча #ко4а #ko4a #диктатура #народ #поймал ----------------------------------------------------- Глава Башкирии Радий Хабиров заявил, что разработка содовой компанией шихана (горы) Куштау в Ишимбайском районе Башкирии будет приостановлена до компромиссного решения. «Я даю слово, что на эту гору никто не зайдёт, пока мы не найдём компромиссное решение», — приводит РИА Новости слова Хабирова. Об этом он заявил протестующим, которые выступают против разработки горы Башкирской содовой компанией. Протесты у горы Куштау начались 3 августа, после того как БСК приступила к вырубке леса на горе для проведения геологоразведки. Ранее сообщалось, что в Башкирии на конкурс авторских социальных проектов было выделено 3,5 млн рублей. Возраст известняковых гор в Башкирии, шиханов, по оценкам ученых, — от 230 до 300 миллионов лет. Они образовались на месте давно отступившего Пермского моря, и стали не только украшением Башкирии, но и ареалами для десятков краснокнижных животных и растений. Некоторых из них больше нет нигде на Земле. Возраст легенды об Агидели, созданной для объяснения их происхождения, в точности неизвестен. Но она многие поколения передается от отца к сыну. В начале августа на Куштау поднялась тяжелая техника, чтобы сравнять с землей, добыть известняк и превратить священную гору в многомиллиардную прибыль для олигархов — бенефициаров «Башкирской содовой компании» («БСК»). Отцы и дети со всей республики потянулись на защиту горы. 9 августа 2020 года. 22.00. Палаточный лагерь у подножия шихана Куштау. — Отруби еще сантиметров десять. Ну как-то так, да. Поставим два кола в палатку, будет держаться. — Надо в WhatsApp написать, чтобы больше помидоров не присылали — мы это никогда не съедим. — Паша, слей воду с крыши, скоро прорвет. Дождь не прекращается уже третий час, и спасения от него нет. Вода забивается за воротники, течет по ногам, сочится через непромокаемую ткань палаток. Земля превратилась в слякоть. Защитники горы, чвакая сапогами, пытаются найти сухое место для запасной одежды и продуктов. Лагерь, два десятка палаток, освещается двумя небольшими прожекторами. Срочный сбор в центре лагеря. — Сколько нас? Давайте посчитаемся, — Рамис, молодой крепко сбитый башкир с изрезанным шрамами лицом берет на себя пересчет. — Один, два, три… девятнадцать. Шестнадцать мужчин, три женщины. Женщины — спрячьтесь. Прятаться уходят не все: Рузина Мухамеджанова, защитница Куштау с первых дней противостояния, твердо говорит, что останется. На промышленной дороге в 200 метрах от лагеря появляются сначала два, затем семь, затем — море фонарей. — Держимся вместе. Будут провоцировать — не поддаемся. Кто-нибудь, позвоните в полицию и нашим: одни не справимся, — кричит Рамис. Толпа останавливается в 50 метрах от нас. Мы не видим лиц — только фонари. Не видим даже крайних палаток лагеря. Тьма кромешная. Двадцать минут не происходит ничего. Люди с фонариками что-то обсуждают, и вдруг — резко снимаются с места и широкой полосой направляются к нам. «У-у-у-у!» — завывают они, приближаясь. Первыми в свет прожекторов выходят мужчины в синем камуфляже. Человек 50. Их лица прячут капюшоны и маски. На рукавах — нашивки ЧОП «Вершина», охранной компании, нанятой «БСК». У каждого — по резиновой дубинке. За ними — свора парней спортивного вида. 250, не меньше. Белые повязки на руках. Лица скрыты: у кого маски, у кого балаклавы. — Ребята, берем их в кольцо, — командует ЧОПовец в черной куртке. Бойцы обступают нас со всех сторон. — С какой целью вы ограничиваете наши перемещения? — спрашивает, наставляя камеру на ЧОПовца, активист. — Сейчас здесь пойдет техника. Не хотим, чтобы вы мешали. Ни сейчас, ни через час, ни через два никакая техника на гору не пойдет. Пойдут в наступление на нас. Охранники начинают сжимать кольцо. «Р-р-раз, р-ра-з, р-раз!» Прижимают к палатке. Спортсмены за их спинами сатанеют. — Я буду звать тебя ленивцем. Ты охрененно похож! — показывает ухмыляющийся гопник на одного из активистов. — О! А тебя — сусликом. Смотрите, ребята, у нас тут ленивец и суслик! — Слышь, с камерой. У тебя что, подписчики есть? Мама твоя смотрит? Маме страшно, наверное, за сынулю. Но не так страшно, как когда я ее…, — кричит другой.